Сеансы регрессии

Наша Душа приходит в этот мир не просто так, а для выполнения какой-то задачи, выполнения своего предназначения, или научиться чему-то, например, наработать те качества, которых ей не хватает.  Это, в том числе,  и отработка каких-то ошибок в прошлых жизнях, возможность суметь пройти то испытание, которое пока не получилось пройти, это и помощь своему Роду, и многое другое, что намечено Душой для этого воплощения. Душа выбирает страну, город, Род, родителей, тело, в котором она воплотиться, с тем расчетом, чтобы все, что Душа запланировала, она смогла исполнить. Так что нет ничего случайного в этой жизни.

Очень необычны и интересны просмотры моментов выбора родителей, зачатия, перинатального периода, рождения. Перед нами открывается удивительный мир того, чего мы не видим и не помним в жизни.

Иногда мы довольно легкомысленно относимся к вынашиванию и рождению детей. Сеансы позволяют взглянуть на это иначе и изменить свое отношение к зарождению новой жизни.

Запись одного из сеансов, почти без сокращений, я привожу здесь. Уверена, что на многое вы посмотрите совсем другими глазами. Сеанс необычен тем, что мама просматривает  ситуацию и из своего поля, и из поля ребенка.

У ребенка в этой жизни довольно серьезная проблема, которую, конечно же, быстро и за один сеанс не решить, тем более, что его проблема — это задача его жизни. Состояние мамы улучшилось сразу. С ребенком нужно много работать.

«Больная рыбка»

— Перенестись в тот момент, когда душа твоего сына выбирает тебя.

— Я вижу, что я сижу и планирую свою жизнь. Его душа появляется выше, сверху откуда-то и смотрит на меня. Он у меня не запланирован. А вся моя жизнь уже запланирована.

— Тот момент, когда ты видишь, как его душа появляется и смотрит на тебя, что ты чувствуешь в этот момент? Как происходит ваше общение, если оно происходит?

— Я просто вижу со стороны что он, как какой- то комочек, сверху смотрит на меня.  Смотрит, что я пишу там что-то. Я не вижу его, его рождение в мой план не входит.

— Что происходит дальше?

— Он выбрал меня. Я вижу себя большим старцем. Сижу, пишу что-то, планирую свое воплощение.

И ему говорят: «Тут уже всё спланировано, тебе там некуда уже, нет места»

— А вот как ты знаешь, что он выбрал тебя?

— Я смотрю с его стороны. Я вижу, как он видит меня со стороны, видит такую крупную фигуру, и он хочет вот именно сюда, в мою жизнь. Ему говорит кто-то, что здесь уже всё спланировано, здесь уже некуда.  А он не сводит глаз с меня, и говорит:» А я хочу вот именно вот к нему». Я поднимаю голову, смотрю на него, смотрю ему в глаза, и он мне смотрит в глаза. Мы с ним встречаемся взглядом. И я понимаю, я улыбаюсь и говорю, что хорошо, я попробую сейчас куда-нибудь вставить, вписать тебя.

— В моменте своего планирования посмотри,  для какой цели ты приняла душу своего сына в свою жизнь и какую-то задачу поставила, вписала в план?

— Я вижу, что я что-то там перечеркиваю, исправляю всё.

Это как какой-то эксперимент.  Ему нужно внедриться на эту землю. Моя роль просто помочь. Я вижу, что я планирую кусками какие-то эпизоды жизни, планирую прожить много опыта какого-то, и я планирую быть мужчиной. Из-за него, я вижу, что что-то там зачеркиваю, что-то там меняю, меняю свой пол в этом воплощении, и вписываю его в серединку. И после него я тоже там чего-то подправляю, подправляю, и так до конца всё подправляю.

— Можно ли что мы из поля его души посмотрим момент зачатия?

— Да ему даже интересно.

— Как он выбирает родителей? Отца своего он выбирал или только тебя? Как это у него происходило?

— Я вижу, что он организовал нам встречу с отцом.  Он этого отца мне привел.

— Почему он выбрал именно этого отца для себя?

— Он что-то через отца хочет отработать.

— Найди момент что именно, какие задачи ставит себе?

— Какие-то родовые задачи,  что-то родовое, именно с отцом. Привел отца, чтобы что-то помочь ему исправить.

— А что именно? Есть ли такой момент?

— Что-то наследственное, что-то такое, что тянется давно. И трудно очень исправить, но он хочет это сделать.

Потому он выбирает меня. Ему нужен был какой-то сильный человек, потому что там сложность какая-то большая. Он берёт на себя задачи, но помощь ему нужна какая-то сильная.

— Как он воспринимает этот момент, когда происходит соединение яйцеклетки и сперматозоида? Что для него значит этот момент?

— Он создал этот момент, потому что мы были на грани развода, и он решил, что уже пора. Иначе они разбегутся, и уже ничего не получится. Он создаёт эту ситуацию. То есть она какая-то стихийная эта ситуация.

— Вот сейчас окажись прямо в моменте, когда это зачатие происходит. И что он чувствует?

— Ощущение, что будет тяжело, очень тяжело, но он туда смело бросается.

— А он знает, что именно будет тяжело? Прислушайся к его мыслям сейчас.

— Он не знает, что именно. Просто знает,  что сложная проблема какая-то, за которую он взялся. Главное,  чтобы получилось. Страха нет. Просто он так решил, ему это нужно. Его не волнуют в данный момент даже наши отношения,  ему важен сам этот процесс зачатия.

— Что еще есть в этом моменте?

— Я вижу, что это сперматозоид. Он искажённый. Яйцеклетка —  она здоровая, а сперматозоид — он какой-то темный,  и он не круглый,  он какой-то искажённый. Да, он с хвостиком, но он какой-то,  как больная рыбка выглядит.

— Приблизься к этому сперматозоиду, Что именно в нём не так? В чём там проблема?

— Он искажен уже давно — давно, искажался долго и постепенно. И он уже достиг такой стадии, что дальше его просто не будет.  Есть ещё какой-то шанс что-то там спасти. Пока еще возможно это излечить как-то.

Он надеялся, что это чистая яйцеклетка, она как бы этот сперматозоид частично исправит. Вот когда они сольются,  у него была такая мысль,  чтобы она там как-то очистит его и это искажение уйдет. Но я вижу, что он как-то трудно соединяется. Вот эта яйцеклетка, она его очень неохотно принимает. Он какой-то темный и маленький.

То есть он там ударяется, ударяется в нее. А она даже как-то не пытается его принять. «Фу, какой-то…», — отталкивает его, а он не отстаёт.

— Переместить когда всё происходит, когда они соединяются.

— Она принимает, но без особого желания. Он просто как бы настоял, и ей становится как-то грустно, этой яйцеклетке. Ей хотелось не такого, то есть она всегда думала, что лучшие туда приходят, а тут какой-то непонятный.

Душа сына пытается подбодрить ее, что всё нормально. «Всякое бывает. Почему ты считаешь, что только лучшие достойны? Бывает и такое. Отнестись спокойно к этому». И это как-то успокаивает ее.

— И эта яйцеклетка пытается его исправить. «Ну ладно. Пусть он такой, но я его попробую изменить. Я-то здоровая». Как-то она его меняет,  он становится получше немножко.

И плод, когда развиваться начинает, я смотрю, тоже какой-то, как немного искажённый, как темноватый что ли. Но он доволен.

— Как он себя чувствует, какое у него внутреннее состояние?

— Душа пока отдельно. Она смотрит на плод,  на его развитие, но она видит, что немножко плод подправляется.

— Что душа думает  об этом плоде,  как относится к нему?

— Но она пока довольна, что процесс идет не в худшую, а как бы в лучшую сторону пока. Это какая-то попытка. Может получиться, может не получиться. Вот если получится, что яйцеклетка сумеет этот сперматозоид подлечить,  тогда душа сможет войти. А если нет…

— Переместись дальше, в момент, когда душа твоего сына всё-таки принимает решение войти в этот плод.

— Я еще вижу за этот период, что мама (то есть я) нервничает, как будто ощущает что-то. Чувствует, что там не совсем что-то, и папа как-то нервничает. Папа как будто не хочет. Они оба нервничают из-за этого сперматозоида, как будто они на подсознательном уровне ощущают, что там что-то не то.

Мама нервничает, хотя физически отрицательных ощущений нет, а папа как будто что-то не очень хорошее предчувствует . И между ними идут такие трения в этот первый период, когда яйцеклетка хотела отторгнуть  этот страшный сперматозоид. У мамы появляются мысли об аборте. Странные мысли, желая ребенка, не рожать его. Потом, когда яйцеклетка смиряется и мама успокаивается, плод начинает развиваться. И дальше я смотрю момент, когда душе пора заходить туда.

Я вижу, что плод  сейчас светленький, не темный уже. Но он какой-то худенький. Срок  месяца 4. Он как будто худее того, чем  должен быть. Но душа уже решает: «Ничего, я зайду, и уже сам там подправлю дальше…»

— Найди момент, когда она заходит в тело и что она ощущает?

— Она примерилась, ей тесно, и она выходит и ждёт ещё

— До какого момента?

— Ещё недели три. Вот, сейчас заходит, тело сразу оживает, светлеет, меняется. Она подключается. Ощущать начинает себя в теле. В принципе лучше, чем она ожидала, лучше именно соединение с телом. Она думала, что ей будет сложнее, что тело будет менее комфортно, а оно так хорошо подправилось.

— Тело, как эластичное,  как будто подрастянулось под ее размер.

Какая-то эмоция работы, что душа пришла работать, и этот труд, он уже начался с того момента, когда она туда вошла.

Я не чувствую детского. Какое-то недетское что-то, она примеряет тело, как скафандр, как куда-то перед работой идти, типа рабочей одежды.

— Найди момент, когда возможно что-то меняется.

— Сейчас я вижу, что он расслабился, он отдыхает, плавает там. Он спит сейчас.

— Вот когда он расслабился, посмотри со стороны, как ты себя чувствовала как мама, все ли было хорошо?

— У меня какое-то напряжение.  Я, всё равно чувствую какое-то напряжение. Такое ощущение,  что я не готова морально к беременности. У меня нет ощущения такого единства, что это мой ребёнок. Что у меня будет ребёнок. Нет этого. Просто, вот беременность и беременность.

Нет единства такого, что мать и ребёнок. Как будто мать одно, а там другое что-то,  оно живёт своей жизнью.

Мне почему-то тревожно, у меня ощущение,  что должно быть иначе. Я не чувствую этой любви, которая должна быть, и радости. Я понимаю, что ребёнок там есть, и это мой будет ребёнок,  но я не могу ничего почувствовать. У меня нет с ним ощущения связи, я себя пытаюсь заставить чувствовать что-то, глажу живот, пытаюсь говорить с ним, но всё равно не ощущаю связи.

— Сейчас. найди момент, где можно понять отношение отца к ребенку, что ощущает отец.

— Он также ощущает, как я. Как будто поле от ребёнка — поле отчуждения какого-то. Вот как будто мы все врозь.

— Найди следующий момент, где опять, возможно, что-то меняется.

— Сейчас он начинает превращаться в ребёнка, душа соединяется с физическим телом и отключает в памяти его задачи, из памяти уходит, зачем он там. И он просто в теле. Вращается, шевелится.

— Какой возраст?

— Восемь месяцев. Он уже сформировался, у него начинается появляться такой детский ум.

— Какие у него эмоции, когда он уже почувствовал себя этим ребёнком?

— У него чувствуется внутри какое-то искажение. Оно в эмоциях, оно не в теле. Оно где-то внутри него, как бы в эмоциях. Я не чувствую радости у ребенка. Он лежит и как бы думает: «Ну, сколько мне тут ещё осталось?». Как будто всё равно все, какое-то безразличие. Нет этой детской радости. Как будто срок определенный вылёживает. Он шевелится, шевелит пальцами, руками, ногами, но не играется, Он просто шевелит, без эмоций.

— Найди момент, когда он рассматривает или пальцы на руках, или пальцы на ногах. Что он испытывает в этот момент?

— Как проверяет просто, что шевелятся. Он, как просто изучает. «Да, они шевелятся,  да, в это время они должны шевелиться, им положено в это время шевелиться. Все правильно. Так должно быть»

— Найди момент, когда у него есть внутри какие-то приятные очень положительные эмоции.

— Я не вижу у него внутри эмоции.  Я не вижу эмоций у него внутри. У него как-то это всё идёт механически. Он отслеживает, что тут нормально, тут тоже нормально, всё по плану. Идет мыслительный процесс, идёт анализ.

— Переместись ближе к моменту рождения, что там происходило, и чувствовал ли он что-то, что скоро произойдет, найди такой момент, когда у него пришло понимание, что скоро он появится в этот мир.

— Он не собирается рождаться естественным путем.

— Почему откуда у него такое намерение?

У него какой-то страх идёт. Страх, который идёт из других давних неудачных опытов. Вот, как будто, он видит, что ему выходить, а там закрыто всё. Как две доски перекрыты и  головой в них упирается, и они не открываются. Вот такой образ сидит в нём.

И вот эти вот две доски, которые лежат рядом и смыкаются, нужно кому-то открыть. Он видит, что дорога к родовым путям перекрыта  двумя  досками, прилегающими плотно друг  к другу.

— Какие мысли у него в связи с этим?

— Он видит преграду, и он думает: «Неужели она будет сама рожать? Ведь эта преграда не откроется…»

— Что у тебя происходит в это время?

У меня изначально как-то складывается, что меня уговаривают на кесарево. И у меня такое же, пожалуй, состояние — я тоже боюсь рожать. Мне кажется, что что-нибудь пойдет не так. Почему-то ощущение, что не получится. И онемение в руках такое, как от какого-то страха. Я чувствую это у него и у себя. Я чувствую одинаково от рук и до локтей и у него, и у меня. Понимания какого-то барьера с двух сторон.

— Смотри сейчас из поля своего сына, как он воспринимает весь процесс родов?

— Он прямо ждет, когда будет этот процесс. Он готов, он ждёт. И сейчас, я смотрю, вот эти две доски, их начинают раздвигать, а они натурально твёрдые. И они не раздвигаются пластично, а они так и расходятся, как твердые доски. Появляется щель, и хоть их и раздвигают, он понимает, что ему очень неудобно будет, поскольку это щель очень узкая.

— Что он испытывает в этот момент?

— Он прикидывает как, какой стороной ему туда, в эту щель выйти. Вот пошире надо. Пытается вылезти. Головку пристраивает, и я смотрю, что он голову набок повернул, потому что как бы сбоку проще сплюснуться, поэтому он пытается лезть боком. Голова вправо повернута. Неудобно очень и больно шее. Он пихает правое плечо. Правое плечо он пихает, потому что он не пролезает двумя плечами, но пытается пройти по диагонали. Очень неудобно,  очень шее неудобно.

— Перемещаешься дальше, в следующий момент, когда уже всё произошло.

— Второе плечо он не может вытащить, ему помогают, щель узкая, очень узкая щель для него, так устал. Он так устал, что даже не может заплакать. Он лежит на руках, как тряпочка, и врачи пугаются, что он не дышит, а он просто устал.

— Кроме усталости есть ещё какие-то ощущения у него?

— Голова вот так направо, неудобно ему. Ему пытаются поправить голову. Зря, не нужно, потому что он сам бы это сделал. Неловко как-то поправляют (даже у меня там хрустнуло что-то). И от этого с щелчка он приходит в себя. И от всего этого закричал. От того, что он родился, от всего этого мучительного процесса,  который он  прошел, от этого зачатия, всего, всего, что это наконец-то позади.

— Посмотри  дальше и найди такой момент, когда он уже почувствовал облегчение, возможно, какие-то положительные эмоции.

— Я вижу, что он спит, отдыхает, он устал от этого всего. Обо мне даже не думает. Нет у него желания встретиться с матерью.

— Найди момент, когда у него есть какое-то желание.

— Я вижу момент, что он устал там, и он думает о том, что и здесь будет нелегко тоже. Вот у него всё время какая-то мысль, что всё тяжело.

— Найди момент, когда он кушает, как он кушает.

— Он не хочет,  ему дают что-то, он не хочет. Потом, все-таки голодный, и с таким нежеланием, даже  отвращением есть, его поят из бутылочки.

Потом я вижу, что его приносят в первый раз к матери, он спит. Я смотрю, у меня ощущение, что мне принесли чужого ребенка. Он ни на кого не похож. Я говорю: «Это точно мой?» Он спит. Я хочу посмотреть его глаза, почему то хочу, чтобы он посмотрел на меня,  взглядом встретиться хочу.  Мне говорят, что пора уносить. Я расстраиваюсь, что так и не увидела его, не посмотрела в глаза, не установила контакт. Его уносят, а он открывает глаза, и врач возвращается. Мне его дают, я смотрю ему в глаза, и вот тут во мне что-то перещелкивает.

— А какие у него ощущения, когда вы встретились глазами?

— Он чувствует моё это состояние, моё поле какое-то,  и у него что-то теплеет внутри в первый раз за всё время. У него тепло какое-то внутри появляется, что его любят. И мне не хочется, чтобы его уносили, но его уносят. И опять у него холод внутри. Его уносят, и ему как будто нехорошо и холод внутри, его как будто обманули.

А потом мне его приносят. Насовсем уже. А он даже чувствует это. Его несут по коридору. Он чувствует, что приближается ко мне. Я беру его на руки. Он боится, что его заберут снова. И он боится чувствовать радость, он думает, что нельзя сейчас поддаваться этому ощущению, потому что снова заберут, и это будет тяжело.  Я кормлю его. И он прямо захлебываться начинает и сейчас для нас обоих это пик — момент такой близости.

У меня такое ощущение сейчас, что вот если сейчас его унесут от меня, то он просто умрет, что он этого просто не переживет. Его не уносят, его оставляют со мной. И тогда он успокаивается, засыпает.

— Посмотри, планировала его душа именно такой процесс от зачатия до рождения, именно такой путь, который был пройден?

— Да планировала.

— Что за задачу ставила себе душа, выбрав такой трудный путь?

— Исправление какого-то вот этого искажения у отца, родового искажения. Он знал изначально, что это будет все непросто с самого начала, потому что это искажение преодолеть тяжело и трудно. И он поддержку видел во мне, за счёт моей силы только справиться сумеет. Потому меня и выбрал.

— Он выполнил ту задачу, которую он ставил, выбрав такой трудный путь?

— Мать и отец не помогли ему изначально.

Дальше идет процесс исцеления этой ситуации.

Любите и поддерживайте своих детей! Они выбрали вас не случайно, как и вы их.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии:

2 комментария: «Больная рыбка». История одного зачатия

  • Stefanie говорит:

    Самый прикольный портал для встреч. Именно здесь вы в любом случае подыщите себе пару — хоть на одну ночь хоть на всю жизнь! подробнее тут wfq0n.tk

  • Maria говорит:

    Все эти «бинари-клубы» с их «секретными стратегиями» просто паразитируют на идее бинарных опционов, создавая стену лжи, через которую простому человеку очень трудно пробиться… Вам очень повезло, что вы нашли этот сайт! подробнее вот gcs2d.tk

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Группа в Контакте